Громова О.Е. Задержка речевого развития: дизонтогенез или «особый» путь развития речи

// Журнал «Логопед», 2007 №3 - с.26-32


канд. пед.  наук, cm. науч. сотрудник ЦКП РАО, Москва

В  детской логопедии раннее речевое развитие ребенка стало рассматриваться как предмет научного .исследования сравнительно недавно.
Исторически первой организационной формой выявления детей с речевыми нарушениями была поликлиническая диспансеризация детей в возрасте 3 лет. Однако за последнее десятилетие сама жизнь внесла серьезные коррективы в логопедическую теорию и практику:
— резко возросло число детей раннего возраста с  выявленными проблемами в развитии;
— усугубились тяжесть и стойкость речевых недостатков у дошкольников;
— качественно изменился состав детей, нуждающихся в логопедической помощи; многократно возросла численность социальных сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, — вынужденных  переселенцев из стран СНГ, детей-беженцев.
С одной стороны, нарушились сложившиеся за годы советской власти социальные и классовые границы в обществе, изменились требования, предъявляемые к содержанию и методам специального образования. С другой стороны, появились технологии выявления и коррекции сложных форм нарушении развития. Многочисленные зарубежные методики и сомнительные педагогические «открытия», захлестнувшие систему государственного образования в годы перестройки, постепенно сошли на нет, а ученые и практики постепенно вернулись к истокам классической отечественной педагогики. Однако далеко не все в педагогическом наследии однозначно подходит к реалиям сегодняшней жизни за примерами далеко ходить не надо: обратимся к фундаментальным для логопедии работам Р.Е. Левиной «Теория и практика  логопедии» и А.Н. Гвоздева «Вопросы изучения детской речи». Если сопоставить две эти блистательные работы с повседневной практикой современных логопедов, то трудно не согласиться с тем, что такие положения логопедической теории, как усвоение звуковой стороны речи к 3 годам или характеристика первого уровня речевого развития как отсутствия  общеупотребительных средств общения у детей 5-6 лет с нормальным слухом и  интеллектом, устарели.

Но простое исключение отдельных устаревших положений из этих методологических работ  не решит существующий  на сегодняшний день насущные педагогические вопросы:
- когда и каким образом можно выявить ранние признаки  стойких отклонений в развитии детской речи;
- как долго нужно наблюдать за развитием речи ребенка, если нам кажется, что его речь вообще не развивается;
- как на развитие речи влияют такие микросоциальные факторы, как образовательный уровень родителей и профессиональная занятость, региональные и климатические условия, в которых проживает семья ребенка.

Чтобы найти ответы на эти вопросы, лаборатория логопедии ИКП РАО начала впервые проводить масштабный мониторинг детей раннего, дошкольного и школьного возраста с речевыми нарушениями.

Детально изучая доречевое и раннее речевое развитие в рамках этой проблематики, лаборатория логопедии тесно сотрудничает с лабораторией психологии детской речи Института психологии РАН под руководством доктора психологических наук, академика РАО Т.Н. Ушаковой, кафедрой детской речи РГПУ им. А.И. Герцена под руководством С.Н. Цейтлин, Институтом лингвистических проблем РАН (СПб).

Первые результаты, полученные пока только в Москве и Санкт-Петербурге, выявили интересные факты и закономерности.

Было установлено, что доминирующее влияние на процесс развития речи ребенка старше 1 года 6 мес. оказывает период «лексического взрыва» («vocabulary spurt») — короткого временного периода в раннем возрасте, когда происходит стремительный переход слов из пассивного в активный словарный запас.

Различия в темпах усвоения начального детского лексикона у девочек и мальчиков определяются прежде всего некоторым временным сдвигом: у девочек этот процесс начинается на несколько месяцев раньше. По данным исследования, проведенного в Институте коррекционной педагогики РАО, девочки, как правило, начинают «больше говорить» в возрасте старше 1 года 8 мес., мальчики после 1 года 10 мес. Лексический взрыв протекает у мальчиков несколько позже, чем у девочек, однако в онтогенезе разрыв не превышает 2—2,5 мес.

Эти данные несколько расходятся с данными А.Н. Гвоздева о речевом развитии его сына, который произнес свою первую фразу в 1 год 8 мес. Однако в целом они не противоречат «Схеме нормального речевого развития», составленной Н.С. Жуковой по материалам научной книги «Вопросы изучения детской речи» (А.Н. Гвоздев, 1961).

Успехи девочек в лексическом развитии в период от 1 года 6 мес. до 1 года 9 мес. достигаются за счет хорошего накопления глаголов в активном словарном запасе. Именно с этим связано и некоторое опережение в появлении коротких двухсловных высказываний девочек по сравнению с мальчиками. Однако родители девочек чаще всего не воспринимают фразы типа «Аля п(р)ыг» как предложение, что связано с отсутствием какого-либо грамматического оформления данного высказывания.

В онтогенезе артикуляционные возможности и формирующиеся фонематические способности детей проходят чрезвычайно серьезную  проверку в период лексического взрыва, когда необходимо  активизировать в произношении значительное число cлов с достаточно развернутой слоговой структурой и широким  репертуаром используемых звуков. Именно в возрасте около 1 года 9 мес. заметны максимальные различия в  активном словарном запасе девочек и мальчиков, у которых лексический взрыв еще  впереди. Приведем некоторые наиболее яркие примеры рече детей 1 года 6 мес. — 1 года 9 мес.

Продукты питания
Амина А.: бабан (банан), куку (цыпленок), тай (чай)
Кристина X.: ка (кефир)
Елена 3.: песин, банянь, бука, гуса, (в)ода, пуся (капуста), тося (картошка), кася (каша), мася (масло), мяся, ценя (печенье), ыба (рыба), сёк, сосика, сюп, сый, хеб, цай, ябака, яцо.
Таня 3.: (а)писин, а(р)буз,  банан, (в)адичка, го(р)ох, ибоки (грибы), гуша (rpyша), каська (каша), абаська (колбаса), ака (конфета), yсёк (лук), мо(ло)ко, мясько (мясо),ибка (рыба), иссек (caxар), (с)упик, сяй, сяку (чай), аико (яйцо), ака (ягода).
Миша Г.: малина (машина).
Иван Т.: моко (молоко), ка  (каша)
Илья К.: банан, огу (огурец,) мяу (мясо), чача (чай).

Предметы
Миша К.: тисы (часы), цаца (сережки); вне дома: кати-кати (качели), пака (палка).
Елена 3.: бака (банка), умазька (бумага), утпля (бутылочка), (в)еник, ви(л)ка, (гв)остик, госёк, катина, куська (кружка), (л)ампа, мо(ло)токк, дияя (одеяло), типицей (телевизор), дидик (холодильник).
Максим Е.: о-о (лампа), ля-ля (магнитофон), ж-ж (пылесос), фу (чайник), тик-так (часы).
Илья К.: очи (очки), жи (пылеcoc), чиси (часы).

Обычно развитие грамматики детской речи строится через описание по частям речи -  усвоение существительных, глаголов, местоимений (A.H. Гвоздев, С.Н. Цейтлин). Объясняется это тем, чтo в лингвистике, начиная с работы В.В. Виноградова «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (1961), принято подобным образом описывать грамматические феномены. Ребенок не постигает отдельно существительные, прилагательные и глаголы, происходит становление всей системы языка, но не в целом, а изначально отдельными фрагментами. Однако среди первых слов все-таки больше лексем, употребляемых в речи как существительные.
В активном словаре ребенка до периода лексического взрыва содержится не более десяти глаголов, причем это даже не собственно глаголы, а лепетные субституты глаголов (бам, прыг, бух), скорее, это просто предикаты, формирующие структуру высказывания, но не требующие грамматического оформления. Грамматически они действуют примерно так же, как наречия («зая бух», «мяч прыг»).

Ситуация качественно меняется после лексического взрыва. Это подтверждается данными большинства исследователей детской речи (С.Н. Цейтлин, М.Б. Елисеева, И.Г. Овчинникова). Все они сходятся в том, что мальчики при овладении начальным детским лексиконом отдают предпочтение накоплению и активизации глагольного словаря. Эти сведения подтвердил и наш материал (рис. 1).

После лексического взрыва число глаголов в речи отдельных детей может доходить до 80 слов, в среднем у мальчиков в возрасте до 2 лет оно достигает 50, у девочек — 25—28 при общем объеме активного словаря в пределах 300—400 слов.

Фонетически первые слова, выражающие действия, могут быть оформлены как полноценные глаголы, а могут иметь специфическое «детское» оформление. Относятся эти глаголы к самым разным тематическим группам. Например:

1. Режимные действия:
кушать (кутя), (к)ушать, куси, ам-ам, ням, ам, пить (тить), какать (а-а, кака), дай, гудеть (у-у, ту-ту), на, дуть (фу-фу), нюхать (нюхает), писать (пипи, пись-пись, пись, писи), стучать (тук-тук), дуй (уф), бить (бьитя), бери (бей), брось (бось), спи (бай), купаться (паться, упаться, купася, куп-куп, куп), копать (апать), мыться (чупахаться); закрой, открой (окить), (от)кить, о(т)к(р)ой; одеваться (одень),  не трогай (не тога), спать (пать), смотри (отри), прятать (ку-ку), щекотать, собирать (билать),  включать (чик), шептать (подставляет ухо), подметать (потятять).

2. Движения: упасть (бух, патать), упала (упа), иди (топать, ди, ди-ди, топ-топ), идём (дём), пошли (пазде) ездить, поехали (р-р-р),  прыгать (прыг), уходи (ди),остановись (ста), садись (дись),  встань (тань), лежать (лязя), беги.

3. Эмоции: плакать (пка-пка, патю), обними (оби, обять), любишь (люби, ублю, юбю), поцелуй (тялуй),

Количество слов

Возраст, мес.
Рис. 1. Динамика накопления глагольного словаря у детей 2 лет

ругалась (ну-ну), пожалей (о-о-й), улыбнись (ха-ха), хлопать (хопать), целовать (цэю).

4. Игры,  занятия: танцевать, петь, катать (кати), футболить (гол, бух), играть (игать), качаться (кач-кач), хлопать, гулять (гуять, гуля), читать (титять, тать, итать), прятать (пятать).
При всей условности отнесения слов ребенка к тому или к другому грамматическому разряду определение значения слов -  глаголов имеет некоторое преимущество по сравнению с другими группами слов: даже невнятное или усеченное их произнесение ребенком сопровождается  выполнением им соответствующего действия или настойчивым требованием к взрослому сделать что-либо нужное в данный момент (« пить» - просьба пить, «гиять» - требование пойти на прогулку).

Изучение речевой продукции детей в период до и после лексического взрыва позволило уточнить некоторые возрастные границы этого явления и его гендерные особенности. У большинства девочек период раннего речевого развития до лексического взрыва ограничивался временными пределами от 12 до 20 мес., т.е. лексический взрыв приходился примерно на возраст 1 года 8 мес. У мальчиков с нормальным речевым развитием аналогичный период сдвигался ближе к концу второго года жизни: от 12 до 22 мес., и лексический взрыв начинался преимущественно к 1 году 10 мес. При этом наиболее значимым и заметным разрыв между активным словарным запасом в лексической группе «глаголы» у мальчиков и девочек был заметен в конце второго года жизни (рис. 2).

У детей с нормальным развитием речи к концу второго года объем активного словаря может различаться в несколько раз. Однако с помощью даже небольшого запаса слов уже возможно построение распространенных высказываний из нескольких слов. А.Н. Гвоздев, Н.С. Жукова и другие исследователи неоднократно подчеркивали, что именно усвоение глагольной лексики является «пусковым» механизмом для развития фразовой речи.

По нашим данным, в начальном детском лексиконе наблюдается стандартная зависимость между ростом глагольного словаря и успешностью накопления слов в таких морфологических группах, как существительные и прилагательные, а именно: при численных значениях глаголов менее десяти все лексическое развитие задерживается. При этом звуковой состав первых глаголов таков, что их фонетическая и слоговая основа близка к лепетным паттернам, и по мере усвоения  всех лепетных вариантов (бай-бай, бух, куп-куп) дальнейшее лексическое развитие становится возможным только при достаточно совершенных для раннего возраста имитационных возможностях ребенка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий