XXV Международная книжная ярмарка: от раритетов до массовых изданий

Автор: Зинаида Курбатова

XXV Московская международная книжная ярмарка побила все рекорды: полторы тысячи издательств из 45 стран, встречи с писателями, мастер-классы, лекции. Те, кто пишут, издают и продают книги, отмечают, что в последние годы россияне предпочитают биографическую и историческую литературу. В нынешний Год русской истории десятки книг посвящены юбилею Петра Столыпина и сотни — Отечественной войне 1812 года.

В серии "Жизнь замечательных людей" вышел труд историка и телеведущего Александра Архангельского, посвященный императору Александру Первому. И если раньше в этой серии придерживались жестких рамок, то сейчас стиль стал более свободный, допустим авторский взгляд на великого человека.
Встретились с читателями и финалисты "Большой книги" — крупнейшей в стране литературной премии. В этом году в шорт-лист попали 14 авторов. Возглавляет список Даниил Гранин с книгой "Мой лейтенант" о блокаде Ленинграда и Великой Отечественной войне. Захар Прилепин создал, по его собственным словам, политический триллер "Черная обезьяна". В списке также Андрей Рубанов, Сергей Носов, Владимир Маканин. Не пришел на встречу с читателями Архимандрит Тихон — единственный писатель в облачении священника. Писатель Александр Кабаков отметил: Необычно, что в шорт листе — духовное лицо. Книга, которую он написал, — прекрасное чтение".

Издательство "Русский раритет" гордится своим серьезным многолетним трудом, в котором подробно описаны дореволюционные книги из собрания московского библиофила Алексея Венгерова. Фактически, это энциклопедия для тех, кто любит библиографические редкости. Фолианты уже подарены библиотекам Москвы, Гарварда и Оксфорда. Издатель Николай Гандрабур пояснил: "Мы начали эту работу 12 лет назад, сейчас вышел уже четвертый том. Люди звонят и говорят, что такого описания антиквариата нигде нет".

Стенды с детскими книгами оттеснены в самую глубину зала, и это символично. Издается как будто много, но специалисты рекомендуют не все. К примеру, альтернативный учебник русской литературы для старших классов. Статьи, где Чацкий назван панком, а о Пушкине написано в стиле одесских баек, вызвали массу отрицательных отзывов у литературоведов и преподавателей. Издание не было одобрено министерством просвещения, пользоваться им учитель может только по своему желанию.

Еще одна проблема: современные прозаики перестали писать сказки и повести для подростков. Герои советской литературы Витя Малеев и Толя Клюквин морально устарели, а на смену им никто не пришел. Взрослые ищут для своих детей любимые с детства книги, например, "Русские сказки" с иллюстрациями Юрия Васнецова. Их на прилавке встретишь не часто, все расходится в одночасье. Заместитель директора издательства "Детгиз" Виктор Лысов пояснил: "Все считают, что такая книга была, а это мы придумали пять лет назад и собрали под одной обложкой тонкие книги с иллюстрациями Юрия Алексеевича".

Еще одна важная тема — словари. Почему мы неправильно пишем и неправильно говорим? В Институте русского языка считают, что в этом виноваты некомпетентные авторы словарей — большинство словарей, которые продаются в магазинах, не прошли экспертизу. На нынешней ярмарке представлен фундаментальный труд, рекомендованный Орфографической комиссией РАН. Профессор-лингвист Ольга Иванова говорит, что только ему можно верить. Она также отметила, что, ко всему прочему, россияне утратили культуру обращения со словарями.

На ярмарке есть и новые издания, и старые книги. Презентовали в этот раз и репринты, в том числе, написанное Александром Печерским "Восстание в Собиборовском лагере". Эта книга вышла в 1945 году по следам трагических событий и больше не переиздавалась. Был почти забыт подвиг Александра Печерского, о котором и хочет напомнить инициативная группа. Политолог Илья Васильев напомнил: "Речь идет о лагере смерти "Собибор" на территории Польши, там были одни евреи. Группа во главе с Печерским подняла там восстание".

Книга нынче — дорогое удовольствие, особенно на мелованной бумаге, с иллюстрациями, с фольгой, то есть, золотым тиснением твердого переплета. Такой фолиант может стоить до нескольких тысяч рублей. Большинство же читателей предпочитает книги недорогие, в мягкой обложке. Но проблема заключается в том, что из таких книг не составить личную библиотеку, которую можно передать по наследству.

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=902301&cid=460

Комментариев нет:

Отправить комментарий