Русские меценаты: Демидовы

Мы продолжаем серию публикаций о русском бизнесе, который вели сильные, энергичные, духовно богатые люди, уверенно идущие к своей цели и щедро одаряющие тех, кто нуждался в помощи и поддержке

Николай Никитич был хранителем и продолжателем семейных традиций, он был промышленником, коллекционером и, конечно же, меценатом. Человек очень образованный, он всегда был в курсе новейших технологий в горной металлургии и активно применял их на своих заводах. Но Николая Никитича интересовали не только заводы: он занялся еще и флотом, купил корабль, а затем построил собственную флотилию для хождения по Черному и Средиземному морям. Флотилия активно использовалась для перевозки казенных правительственных грузов.

Николай Демидов, как истинный патриот, чем славились все русские меценаты, конечно же, не мог остаться в стороне от событий Отечественной войны 1812 г. На собственные средства он сформировал московский Демидовский полк ополчения и вместе с ним принимал участие в Бородинском и других сражениях, за что удостоился благодарности как самого императора, так и фельдмаршала Михаила Кутузова, и был награжден орденами св. Анны 1-й степени и св. Владимира 3-й степени.

Но патриотические подвиги Николая Демидова этим не ограничились. Огонь московского пожара погубил коллекции, которые были подарены Демидовыми Московскому университету. Впрочем, эту утрату Николай Никитич восстановил: в 1813 году он передал в дар университету кабинет естественной истории, который состоял из 6 тыс. экспонатов общей стоимостью 50 тыс. рублей.

В Нижнем Тагиле, где располагались его заводы, он построил школу, больницу, приют, а горнозаводская школа была преобразована в Выйское училище, где стали готовить для заводов рабочих, а в 1806 г. была создана художественная школа, откуда самых одаренных учеников направляли на учебу в Москву, Петербург, во Францию и в Италию.

Николай Никитич, как это было принято в семье, никогда не скупился на благотворения. Он отдал в дар Москве свой Слободской дворец, 100 тысяч рублей передал для устройства дома трудолюбия, подарил правительству дом в Гатчине с тем, чтобы устроить в нем приют, 100 тысяч рублей внес в Комитет инвалидов, 50 тысяч рублей выделил пострадавшим от наводнения в Петербурге. Общая сумма его пожертвований в России, по неполным данным, составила более 720 тысяч рублей.

Последние годы жизни Николай Никитич провел во Флоренции, где собрал коллекцию картин, одну из богатейших в мире, и завещал ее России. В Италии он построил школу, больницу, дом трудолюбия для престарелых и сирот, что было также высоко оценено, так что во Флоренции ему даже воздвигли памятник работы Лоренцо Бартолини, а площадь, где монумент стоит и по сей день, названа именем русского мецената — Piazza Niccola Demidoff.

Павел Григорьевич, внук Акинфия Демидова, — ученый-естествоиспытатель, коллекционер, библиофил, огромные средства передавший на благо российского просвещения. Заводы, доставшиеся по наследству, были проданы братьям, но горным делом Павел Григорьевич заниматься продолжал, изучая новейшие горнорудные технологии. Однако со временем занятия наукой взяли верх. Его интересы были разносторонние: философия, музыка, литература, зоология, ботаника, и, разумеется, он активно занимался коллекционированием и меценатством. Он подарил Московскому университету обширнейшую коллекцию, где были собраны минералы, птицы и животные, монеты, картины, книги, рукописи. На основе собранных материалов в университете была открыта кафедра натуральной истории. По 50 тысяч рублей было подарено Киеву и Тобольску на открытие местных университетов. Открыт вуз был и в Ярославле, на это Павел Григорьевич выделил 100 тысяч рублей (нынче это Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова). За эту просветительскую деятельность Демидов был награжден орденом св. Владимира 1-й степени и золотой медали «За благотворение наукам», а в Ярославле ему был поставлен памятник.

Павел Николаевич — промышленник, меценат, филантроп. По смерти отца, Николая Никитича, получил крупное состояние и подключился к семейному делу: руководил горнозаводским хозяйством и занимался благотворительностью. 500 тыс. рублей даровал офицерским вдовам и детям — жертвам Забалканской компании, 100 тыс. — на помощь сельскому хозяйству, а кроме того — в ходе войны с Турцией предоставил для фронта 25 тыс. пудов чугунных снарядов, участвовал в строительстве детской больницы в Петербурге.

В 1830 году Павел Никитич учредил в Императорской Академии наук знаменитые «Демидовские премии», на которые деньги вносились потом в течение 25 лет. Премии были созданы, чтобы «содействовать к преуспеянию наук, словесности и промышленности в своем отечестве». Ежегодно по смерти учредителя на это выделялось 20 тыс. рублей. С 1832 по 1865 годы премии выплачивались лучшим ученым, среди которых Б. С. Якоби, И. М. Сеченов, А. Х. Востоков, Д. И. Менделеев, Н. И. Пирогов, П. Л. Чебышев. За свои благотворения в научной сфере Павел Демидов был удостоен ордена св. Владимира третьей степени, а также избран почетным членом Петербургской Академии наук, Российской Академии и Московского и Харьковского университетов.

Три года — 1831–1834 — он был губернатором Курска, и как раз на тот период пришлась эпидемия холеры. Демидов не остался равнодушным: обустроил четыре больницы в Курске, и 50 тыс. рублей передал в дар на борьбу с холерой в Москве.

Анатолий Николаевич продолжал семейные традиции: промышленник, дипломат, коллекционер, меценат. Он родился в Петербурге, воспитывался в Париже, возвратился в Россию в 1830 году, после смерти отца, который завещал сыну огромное состояние: примерно два миллиона дохода ежегодно. Но через шесть лет Демидов уехал в Италию и поселился во Флоренции. Как и многие из Демидовых, он активно собирал предметы искусства и, так как обладал великолепным вкусом, со временем создал одну из лучших художественных коллекций в Европе.

Параллельно он руководил добычей малахита в Нижнем Тагиле, создал собственную фабрику, поставляя минерал для Зимнего дворца, а также для Исаакиевского собора.

Анатолий Демидов активно поддерживал русских художников, в особенности Карла Брюллова. Это именно по его заказу была создана картина «Последний день Помпеи», организовано турне по Европе, и затем бесценный дар был передан Николаю I для экспонирования в Эрмитаже. Также покровительствовал Демидов и архитекторам.

Анатолий Демидов также был очень разносторонним человеком: он организовал научную экспедицию по югу России, и в ней приняли участие ученые и художники. По итогам экспедиции были изданы обширно иллюстрированные научные труды.

Анатолий Демидов активно занимался благотворительностью: 500 тыс. рублей внес для устройства «Демидовского дома трудолюбия» (еще одно название «Демидовский дом призрения трудящихся»), целью этого учреждения было «бедным лицам женского пола свободного состояния доставить способы к производству рукодельных работ, посредством которых они могли бы честным и полезным образом снискивать содержание себе и своим семьям». В «Доме призрения» постоянно жили 50-60 женщин, и еще 150-275 приходили туда на работу. Позднее «дом трудолюбия» был преобразован в женское коммерческое училище, а затем — в гимназию и педкурсы.

Общая сумма пожертвований Демидова в России составила 2 млн 300 тыс. рублей.
Григорий Александрович с детства имел склонность и талант к музыке, но стал военным, и только после отставки изучал теорию музыки в Лейпциге, а по возвращении в Россию во флигеле дома Демидовых, который он предоставил, на Мойке была открыта Петербургская консерватория, и Демидов стал ее инспектором. Современники отзывались о нем как о человеке, «ревностно» и честно исполняющем свои обязанности.

Кроме инспекторской деятельности, он преподавал по классу кларнета и занимался композицией. Из сочинений известны романсы и марши на стихи Пушкина, Лермонтова, Фета, Кольцова.

Увы, жизнь Григория Демидова была недолгой: он не отличался крепким здоровьем, тяжело заболел и скончался в возрасте 33 лет. Однако он стал патроном знака «Григорий Александрович Демидов», который и поныне присуждается «за содействие развитию музыкальной культуры и поддержку талантов».

Демидовское движение существует и в наши дни. Начало ему было положено в 80-90-е годы XX века, когда волна возрождения традиций русского предпринимательства прокатилась одновременно по Уралу, Сибири (в частности, Алтаю), Москве, Санкт-Петербургу и Украине. В итоге Демидовское движение приняло международный характер, так как меценатство и благотворительность Демидовых осуществлялись не только в России, в Европе также с интересом восприняли идею возрождения. В настоящий момент Международный Демидовский фонд, по крайней мере, его сайт, существует, но дозвониться по указанным телефонам мне так и не удалось. По данным 2010 года, вручение Демидовских премий и многочисленных знаков почета еще учреждалось, но, конечно, тот размах и широта, которые свойственны были семье Демидовых, в любом случае недостижимы.

Юлия Авдеева

Комментариев нет:

Отправить комментарий