Школьникам расскажут про Путина

Источник: http://www.gazeta.ru

Продолжается обсуждение концепции нового учебника по отечественной истории. Научное сообщество на днях обсудило, как освещать советский период в истории: он считается наиболее сложным для трактовки. Ответственный секретарь Российского исторического общества Андрей Петров рассказал, что эксперты смогли выработать единые механизмы трактовки ключевых событий ХХ века. Так ли это на самом деле, разбирался корреспондент «Газеты.Ru», присутствовавший на обсуждении в Институте российской истории.

Работой над историко-культурным стандартом занималась группа ученых, в основном из Института российской истории РАН. Также в разработке участвовали и учителя истории. В течение сентября стандарт будет дорабатываться в соответствии с комментариями, которые поступили в ходе общественного обсуждения, продолжавшегося два месяца. Большинство замечаний, которые появились в ходе общественного обсуждения, касались ХХ века. Именно поэтому ученые решили провести отдельное заседание по обсуждению прошлого века. Оно в конце рабочей недели прошло в Институте российской истории РАН.

«Заседание в Институте российской истории со специалистами по ХХ веку показало, что мы имеем базу предложений и у нас вырабатываются определенные механизмы достижения консенсуса. По целому ряду тем специалисты смогли найти общие подходы», — заявил ответственный секретарь Российского исторического общества Андрей Петров.

Замдиректора Института российской истории РАН Сергей Журавлев заверил, что события в учебниках истории будут изложены объективно, даже такие неоднозначные, как, например, конфликт на Северном Кавказе. Поскольку есть вероятность, что произойдет возвращение к линейной системе преподавания истории (весь курс истории преподается с 6-го по 10-й или 11-й класс), то история XX века будет преподаваться в 10–11 классах. «Эти дети уже способны воспринимать в дискуссионном плане историю, говорить о трудных, противоречивых проблемах XX века», — сказал Журавлев. По его словам, главный вопрос — смогут ли ученые прийти к единому мнению по каким-то принципиальным событиям и договориться о важных вещах, на время забыв о деталях. Материал «круглого стола» будет издан, чтобы учителя смогли принять его во внимание.

В четверг в небольшом зале в Институте российской истории РАН собрались примерно 50 историков, которые решали, каким увидят школьники ХХ век в своих школьных учебниках истории. Среди них ученые из Российской академии наук, профессора из МГУ, РГГУ, НИУ «ВШЭ», РАНХиГС, а также школьные учителя. Открыл заседание «круглого стола» научный руководитель рабочей группы по подготовке концепции нового учебника по отечественной истории директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян.

«Мы получили заказ на создание учебника не только от государства, но и от общества. Я уверен, что мы не сумеем прийти к согласию по нюансам, потому что знаю всех, кто здесь находится.
Но наша задача определить, как мы можем осветить ХХ век в учебнике. И как избежать различия мнений, а если различия не избежать, то как изложить альтернативные мнения», — сообщил Чубарьян.

После него слово взяли основные докладчики. Они представляли краткие доклады по периодизации ХХ века. Первым слово взял ученый секретарь Института российской истории РАН, автор одного из учебников по истории ХХ века Владимир Шестаков. Ему предстояла сложная задача — сформулировать общую проблематику, которая предстанет в изучении истории прошлого века.

«У каждого периода есть сложности в изучении. Мне ХХ век представляется сложным потому, что наше общество находится в состоянии аномии: мы едем в одном вагоне, но в разных направлениях. Поэтому многие вещи, которые уже есть в историографии, общество не готово признать», — весьма пессимистично начал Шестаков.

Самое важное, по его мнению, разобраться, как изобразить движение истории. «В советское время было все просто: излагалась история пятилеток, планы партии и жизнь вождей. Так и создавалась видимость движения. Как показать в новом учебнике это движение, не впадая ни в очернительство, ни в восхваление, большой вопрос. В историографии есть тенденция игнорировать специфику советской системы. Изображать ее как некую модификацию обычной экономики. Но это была глубоко уникальная система, что мы и должны показать», — заметил ученый.

Еще одним важным моментом Шестаков считает оценку советского периода. Он напомнил, что есть две полярные точки зрения на этот период: Александра Солженицына о том, то весь ХХ век проигран нашей страной и все достижения мнимые, и демографа Анатолия Вишневского о том, что в ХХ веке страна модернизировалась, превратилась из аграрной в промышленную. «Мне кажется, что мы можем опираться на вторую точку зрения и говорить о модернизационных процессах советского времени. Но, конечно, это глубоко специфические процессы. Это была модернизация по-советски», — отметил ученый.

«Так все-таки мы даем однозначную оценку советской системе или нет?» — спросил историк из РАНХиГС Василий Попов. «Однозначной оценки нет, у любой медали две стороны. Хотя своего рода оценку я уже дал: советская система — это временное образование, которое имело короткий срок службы», — ответил Шестаков. «Когда вы будете говорить о 1930–1940-х годах, вы вольно или невольно будете сравнивать две социальные системы — в Германии с 1933 года и в России с 1917 года», — начал спорить Попов. Однако тут все ученые начали шикать на Попова и говорить, что не стоит сравнивать Германию и Россию, по-видимому, от греха подальше.

О предреволюционном периоде рассказывал директор Института российской истории РАН Юрий Петров. Он посетовал, что у историков ХlХ века нет проблемы, с какого года начинать: «В 1801 году Павла I убили, и ни у кого не возникает сомнений, с какого события начинать ХlХ век. А если бы он пожил еще, то были бы проблемы. Как они есть у ХХ века. Надо определить, когда он начался — с 1900 года, 1914 или 1917 года», — объяснил он. Петров предложил учесть мировую практику и начать историю ХХ века с Первой мировой войны.
«В советское время считалось, что от всех бед, которые были в Российской империи, страну спасла Октябрьская революция. Теперь на смену пришла другая концепция, которая из историографической традиции превращается в общественную: Российская империя как страна, которую мы потеряли, свернув с пути истинного. Я утрирую, конечно, но по сути это так», — заметил Петров.

Ученый рассказал историю, которая, по его мнению, характеризует, как сегодня идеализируется Российская империя начала ХХ века. «Мне принесли сценарий «Россия 1913 год», там автор серьезно пишет, что Вернадский в 1913 году организовал экспедицию на поиски месторождения урана для того, чтобы ковать атомный щит страны. Когда я сказал, что термоядерная реакция еще не была к тому времени открыта и что искали не уран, а радий — для лечения онкологии, — автор сценария был очень удивлен.

Такого рода сказочки о царской России идут потоком в массовом сознании, и надо избежать и тех и других крайностей. У нас, историков, работа опасная: нам надо пройти между Сциллой и Харибдой», — пошутил ученый.

Он напомнил, что в России было три этапа модернизации: петровская, когда западные технологии соединились с рабским трудом крепостных. Вторым этапом было освобождение крестьян при Александре II, а третья модернизация — сталинская. И она была точно такая же, как петровская, — модернизация за счет низкооплачиваемого труда. Это и предопределило конец советской системы, считает Петров. «Эта модель походила на лампочку: могла светить некоторое время, может, даже кого-то согревать, но потом обязательно бы погасла, что и произошло», — объяснил всем ученый.

Доктор исторических наук Владимир Булдаков сказал, что никогда не писал учебников и никогда не будет их писать. А потом рассказал о том, что Достоевский предлагал поэтам сочинить десять былин на темы русской истории. «Он просто хотел в доступной народной форме осветить эти события. Надо думать, что Федор Михайлович хорошо соображал, что народу власть непонятна, она существует отдельно, что нужно как-то приблизить народ к власти», — сказал ученый. Однако сегодня, по его мнению, учебники, наоборот, перенасыщены политологией. При этом ученый отметил: люди, не зная истории, точно знают, что хотят от нее получить, а именно — патриотизм. Осталось, правда, неясным, кого имел в виду Булдаков под людьми, которые не знают истории.

Обсуждение советского периода истории продолжалось еще несколько часов. И если ответственный секретарь Российского исторического общества Андрей Петров посчитал, что ученым удалось найти консенсус по всем основным вопросам, то корреспондент «Газеты.Ru» отметил только один момент, по которому сошлись все участники круглого стола, — курс истории в учебниках нужно заканчивать 2012 годом. По-видимому, ученые решили не слушать министра культуры Владимира Мединского, который припомнил, что царские учебники истории заканчивались на предпоследнем государе императоре, поэтому и в новых учебниках истории следует остановиться на Борисе Ельцине. Но историки не согласны, так что Владимир Путин в новые учебники по отечественной истории все-таки попадет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий